ReD_Sky59
Команда наша, по Life on Mars наконец-то сдеанонилась на WTF. И хотя деанониться разрешили еще раньше, но я честно ждал этого момента чтобы выкинуть все сюда. Плодотворная битва была, по-другому и не скажешь. Итак, начнем пожалуй.
Первой, пожалуй, тут появится работа, которая вызывает у меня наибольшее количество сомнений. Внимание, ОМЕГАВЕРС!
Писалось по заявке Тёмная сторона силы. Как не забавно, но оказался первым русскоязычным омегаверсом в фандоме, на счет англофандома говорить не могу - читал не все.


Название: Небольшое отклонение
Автор: ReD_Sky59
Бета: Тёмная сторона силы
Размер: миди, 4532
Пейринг/Персонажи: Джин Хант/Сэм Тайлер
Категория: Слеш
Жанр: PWP, немного психодела.
Рейтинг: NC-21
Предупреждения: Омегаверс!
Краткое содержание: Мир, в котором просыпается Сэм после аварии, оказывается немного не таким, как привык Тайлер.
Размещение: Размещайте, где хотите, мне не жалко. Только с указанием авторства и ссылкой в ЛС.

Сэм подскочил в шесть утра от очередного появления девочки в красном платье. В это раз она говорила что-то о неправильности этого мира, недостатке, который нельзя терпеть нормальному человеку. Тянула к нему свои маленькие детские ручки, улыбалась как-то слишком коварно для ребенка и обещала все исправить. Что именно она имела в виду, Сэм так и не понял. Проснулся он с болящей головой и тяжелым, как мешок картошки, телом. Шевелиться не хотелось вообще. Вставать и идти куда-то - тем более. Но заснуть снова не получалось, простыни были влажными от пота и неприятно липли к коже, так что Тайлеру все таки пришлось встать, сварить по-быстрому кофе и умыться. От мыслей о еде воротило с самого пробуждения, поэтому Сэм, забыв о завтраке, схватил свою куртку и, не обращая внимания на протесты организма, отправился на работу.
Офис встретил его мертвой тишиной. На этаже не было ни души, и только детектив-инспектор был достаточным идиотом, чтобы заявится на работу за час до начала рабочего дня. Сэм усмехнулся и прошел к своему столу, на котором аккуратной стопкой, так диссонирующей с бардаком на чужих рабочих местах, лежали папки с незаконченными отчетами. Нераскрытых преступлений на отделе не висело, но вот документации и долгой нудной работы с ней хватило бы на неделю. Тайлер шлепнулся на стул и недовольно нахмурился. Сидеть было совершенно неудобно, и так хотелось подорваться с места и понестись в каком-то неведомом направлении. В каком именно, Сэм пока не понял. Он попытался выкинуть эту мысль из головы и полностью сосредоточился на незаконченном отчете по прошлому делу.
Время шло незаметно, и детектив так увлекся, что аж подпрыгнул, учуяв какой-то слишком яркий и манящий запах. Сэм нахмурился, принюхался, пытаясь определить, что заставило его отвлечься от работы. Но запах не хотел распознаваться, и Тайлера одолевало желание отправиться на поиски источника. Однако внутреннее чутье, какой-то из инстинктов, буквально рявкнул сидеть на месте, и Сэм постарался вновь сосредоточиться на отчетах.
Этаж постепенно заполнялся людьми. Вместе с ними появлялись все новые запахи: приятные, возбуждающие, отпугивающие и настораживающие. Сэм крутил головой, совершенно не понимая, что происходит и почему у него так обострился нюх. Другие служащие, проходящие мимо отдела А, хмурились, принюхивались и заглядывали за стеклянные перегородки. И странно смотрели на Сэма: кто-то голодно, кто-то будто усмехаясь, а кто-то просто непонимающе. Через десять минут это настолько надоело Тайлеру, что он, бросив попытки что-либо понять и наплевав на некоторые неудобства собственного тела, полностью погрузился в работу.
И вынырнул он из нее лишь когда поверх очередной папки, которую он притянул к себе, легла с хлопком широкая ладонь его шефа.
- Тайлер! - гаркнул он, склоняясь над Сэмом. - Мать твою, Глэдис, ты ебанулась в этот раз окончательно?!
- Шеф! Что ты выскакиваешь, как черт из табакерки! - Тайлер чуть ли не подпрыгнул на месте, испуганно уставившись на Ханта. - Ты о чем? Я же еще сделать даже ничего не успел! Что на тебя с утра пораньше нашло?
- На меня?!
Хант от такой наглости чуть не задохнулся, просто сграбастал Сэма за шкирку, как котенка, и потащил за собой в кабинет, особо не заботясь о том, на какое количество столов и стульев тот наткнется по дороге.
- Ты соображаешь, что делаешь? - зашипел он уже в своем кабинете, после того как захлопнул дверь и закрыл жалюзи. - Ты, мать твою, понимаешь, безмозглая ты течная сука, когда стоит соваться в отдел, а когда нет? У тебя телефона нет, чтобы позвонить и отпроситься, или чувство самосохранения буксует, как обычно?
Сэм хлопал глазами и не понимал. Совсем ничего. Почему Хант так зол? О чем он вообще говорит? Сколько можно постоянно орать на Сэма, будто он виноват вообще во всем? И почему, черт побери, ему так хочется прижаться к Джину и уткнуться носом ему в шею? Это-то самоубийственное желание откуда взялось? Вопросы чередой проносились в голове Тайлера, не получая ответов, неясные мысли разбегались, и Сэм не мог ухватить ни одну из них, кроме непреодолимого желания оказаться где-нибудь в тепле, дома, в постели, под Хантом. Осознав это, Тайлер покраснел, и, хлопая глазами, пролепетал:
- Шеф, я не понимаю, о чем ты. Я вообще ничего не понимаю, и соображаю неважно. У меня грипп, наверное, начинается. Что ты имеешь ввиду? Я запутался.
- Запутался он. Да твою… - Хант шумно втянул носом воздух и постарался от Сэма отодвинуться, и вообще усесться за своим столом, отгородившись от него. - Ты с Луны свалился, что ли, не смеши меня.
Сэм усердно закивал в надежде получить ответы, и сделал шаг к столу. Ноги не слушались, будто были сделаны из ваты, взгляд упорно отказывался фокусироваться на чем-либо, кроме Джина, поясница начала странно зудеть, а Тайлера нещадно тянуло к Ханту. Где-то на краю сознания еще барахтался здравый смысл, говорящий, что происходящее совершенно непонятно, странно и опасно, и что надо бежать, бежать домой, спрятаться где-нибудь и переждать, пока все не кончится. Но голос разума был слишком тих.
Хант остался на своем месте, внимательно наблюдая за перемещениями Сэма.
- ...Ты вот сейчас серьезно хочешь мне заявить, Тайлер, что ты нихрена не врубаешься в происходящее?
- Да, - снова кивнул Сэм, пытаясь выразить взглядом все свое непонимание, и сделал еще один шаг по направлению к столу шефа совершенно неосознанно. Его будто тянуло что-то извне.
Хант зарычал.
- Ты, блядь, что, настолько тормознутый, что у тебя сейчас только первая течка пришла?
Джин пытался мыслить здраво. Мыслить здраво у Ханта получалось плохо, особенно когда весь кабинет буквально провонял запахом Тайлера.
- Ну, да, нет, не знаю, что это вообще? - Сэм смотрел на него удивленно и как-то по-детски наивно. Он уже подошел вплотную к столу, до Джина - руку протянуть. Но Сэм сумел остановить непослушную конечность, потянувшуюся было к воротнику шефа.
- ...Твою мать, Тайлер, тебя по этому вопросу мамаша должна была просвещать, а не я, - рыкнул тот, отодвигаясь вместе со стулом, чтобы хоть как-то сохранять остатки разума, которые потребуются на просвещение Глэдис о пестиках и тычинках.
- Я… я не...- Сэм попытался что то сказать, но получилось лишь сдавленное бормотание. Он осел на пол, и окружающий мир будто обрушился на него обилием запахов, слишком резких и ярких, среди которых выделялся один наиболее притягательный и сильный, сводящий с ума. Молния брюк неприятно давила на пах, грубая ткань одежды раздражала ставшую слишком чувствительной кожу, и Сэм почувствовал, как что-то вязкое стекает по внутренней стороне бедра.
Хант выругался себе под нос и подскочил к нему, снова беря за шкирку и сажая в свое кресло.
- Я тебе гребаная нянька, что ли, Тайлер?!
Со стороны лифта послышались неразборчивые разговоры и дружное ржание Криса и Рэя. Отдел стремительно заполнялся людьми.
- Шеф… - испуганно пролепетал Сэм, хватаясь за полы пиджака Джина, - помоги мне, Джин!
- Да я тебе сейчас так помогу… Одарили меня замом омегой, да за что мне такое счастье-то...
- Да что ты несешь-то, Джиииин…. - Сэм, не выдержав, чуть ли не кинулся на Ханта, утыкаясь носом ему в шею, втягивая восхитительный запах и тихо застонал, - сделай уже что-нибудь!
Тот в ответ зарычал и, снеся на своем пути кресло, ломанулся к сейфу, таща Сэма следом. Мысленно поблагодарив Бога, начальство и правительство за большой железный шкаф в кабинете, он запихнул туда вяло сопротивляющегося Тайлера.
- Сиди тут, и чтобы ни звука, черт подери! Выпущу когда возможность появится, - рыкнул Хант и с силой захлопнул дверь. Сэм лишь заскулил, ударившись головой о стенку.
Джин нервно покружил по кабинету, старательно пшикая во все стороны одеколоном, и прикурил сигарету, надеясь перебить парфюмом и дымом манящий запах, от которого в горле зарождался рык, а в теле - напряжение. Сопротивляться уже трудноуловимому, но такому манящему аромату становилось тяжелее с каждой минутой, знание, откуда он идет, отнюдь не помогало, и Хант стремительно вышел из кабинета, раздраженно хлопнув дверью. Размышления о дальнейших действиях тяжелым камнем висели на шее, обещая подпортить весь день.
***
Сэм чувствовал себя отвратительно. Он горел, будто в лихорадке, мысли неясным туманом носились в голове. Самое паршивое - ужасно хотелось секса. Причем даже неважно, с кем, но предпочтительнее с шефом. Выловив эту мысль в мутном потоке других, Тайлер принялся увлеченно ее анализировать. Само желание секса и непроходящее возбуждение он списал на свое необъяснимо странное состояние. Но мысль о Ханте в качестве предпочтительного партнера не давала ему покоя: слишком невероятной она была. Сэм хотел мужчину. Он будто знал, что девушка ему ничем не поможет, да и вообще она не рассматривалась как кандидатура. Тайлер не понимал причины, но достаточно легко принял это. В принципе, он никогда не был консервативен, и его больше волновал сам человек, чем половая принадлежность.
Но шеф? Сэм представил его в качестве любовника и тихо засмеялся. Хант определенно не подходил под представление Сэма об идеальном партнере. Но Тайлер ему доверял, несмотря на все их разногласия. На Джина можно было положиться, он был надежной опорой этого мира, поддерживая, как атлант, законность и порядок. Опоры в мире Сэму как раз и не хватало. К тому же, Джин определенно что-то понимал в его состоянии, будто знал, что происходит с Тайлером. Это успокаивало: если Хант понимает, что происходит, то обязательно поможет. И поглумится вволю, конечно, но это уже неважно, главное - с Сэмом все будет в порядке. Объяснив свое странное желание оказаться именно под Джином доверием, Тайлер немного успокоился, и ему даже полегчало. Маленькое отрезанное от мира помещение пошло на пользу - жар немного утих, и Сэму уже не казалось, будто его кинули в костер.
Размышления прервала приоткрывшаяся дверь. Яркий свет ударил в глаза, заставляя зажмуриться. Ощущения, миллионы запахов, кружащих сознание, навалились с новой силой, и Сэм с трудом проглотил слюну.
- Вот, Глэдис, почитай, если не удосужился ознакомится раньше, - буркнул Хант и кинул Сэму пакет, - таблетку выпей. И поешь потом. Не хватает только того, чтобы ты вырубился тут от голода.
Джин нахмурился и повел носом, принюхиваясь. Зрачки в его глазах резко расширились, и он, чертыхнувшись, захлопнул дверь.
Сэм облизал пересохшие губы, и прикрыл глаза, ожидая, пока утихнет крутящийся под веками калейдоскоп. В пакете нашлись пара сандвичей, упаковка незнакомых таблеток, бутылка воды, фонарик и учебник по анатомии и физиологии. Сэм нахмурился, удивленно рассматривая книжку. Пока он крутил ее в руках, на колени к нему упала записка с указанием страницы, написанная неразборчивым почерком Ханта на клочке бумаги. Тайлер послушно проглотил таблетку, отложил в сторону еду и воду, открыл книгу и погрузился в чтение, подсвечивая страницы тусклым светом фонарика и надеясь если не почерпнуть важную информацию, то хотя бы скоротать время до вечера. Вечером же Хант выпустит его отсюда, ведь так?
Чем дальше Сэм читал, тем большим бредом казалось все написанное. А на описании специфики физиологии омег он и вовсе захлопнул книжку, проклиная этот мир и с каждой секундой желая выбраться отсюда поскорее. Тем не менее, покраснев пару раз от картин, что рисовало воображение, и съев один из сэндвичей, Тайлер вернулся к чтению.
- Что за фигня?! - возопил Сэм, уставившись на детальное описание потребностей и рисунок анатомического строения омег. - Как такое вообще возможно? Это же полнейший бред, да такого в природе принципиально быть не может!
В конце концов Тайлеру пришлось смириться с мыслью о том, что весь этот бред о разделении людей на бет, альф и омег часть этого мира, как бы невероятно все это ни звучало. И Сэм усердно впитывал знания, ища пути решения возникшей проблемы и надеясь, что вскоре все прекратится и вернется в норму. Слова девочки о неправильности этого мира приобрели смысл, и Тайлер чертыхнулся, поняв это.
Тем временем Сэму становилось легче. Жар и невероятное желание почти отпустили, отголосками растекаясь по телу и обещая вернуться. Тайлер мысленно поблагодарил Ханта, отложил в сторону книжку и задремал, прислонившись затылком к холодной металлической стенке шкафа.
***
Захлопнув дверь во второй раз, Джин нервно прикурил, сминая пальцами фильтр сигареты. Он походил по кабинету из угла в угол, принюхиваясь, и выругался. Запах течной омеги, хоть и не ощущался так явственно, сшибая с ног, но все равно был довольно заметен. Джин посмотрел сквозь стеклянную стенку на свой отдел: парни хоть и выглядели довольно нервными, но, похоже, пока что не разобрались, в чем дело. Сэма нужно было защитить и вывести из здания, и чем скорее, тем лучше. Но сделать это сейчас, рискуя развязать жестокую драку и подставить под удар своего заместителя, Джин не мог. Хант поморщился. Оставался единственный вариант: дождаться вечера, отпустить всех пораньше. Но в таком случае Джин должен придумать, как замаскировать манящий запах. На третьей сигарете ему в голову пришла поистине гениальная идея.
На весь отдел воняло самой отвратительно пахнущей краской, которую Хант только смог найти. Она отбивала нюх всем, заставляя морщиться, чихать и вытирать рукавами слезящиеся глаза. Крис, заглянувший в кабинет поинтересоваться об источнике омерзительной вони, нарвался на грозный рык шефа: "Я крашу чертов сейф! Меня не устраивает его гребаный цвет!" - и постарался поскорее смыться, подумав, что Хант сошел с ума. Вслух же он ничего не сказал, и Джин был ему благодарен, ведь достойного оправдания не было. Убедившись, что учуять Сэма почти невозможно, Джин уселся в кресло, хваля себя за гениальную задумку, и закурил. Едкий запах краски казался благословением после манящего и возбуждающего запаха Тайлера, вызывавшего вполне однозначное желание повалить детектива-инспектора на стол и отыметь. Хант прикрыл глаза. Ему предстояло доставить Сэма домой, но что делать дальше? Его нельзя было оставить одного, Джин знал, что может натворить омега в подобном состоянии, а Тайлер, казалось, не только не контролировал ситуацию, но и вообще плохо понимал, что происходит. Остаться с ним тоже было не самой лучшей идеей, Хант не мог быть уверен в том, что выдержит подобное испытание долго. Поручать кому-то заботу о Сэме не хотелось, и, даже если это желание было нелогичным, Джин не мог ему противиться. Он снова закурил, рассматривая тлеющий уголек на кончике сигареты. "Лучшим выходом было бы самостоятельно трахнуть Сэма, чтобы никто не мог больше покушаться на детектива-инспектора" - подсказал отдаленный уголок сознания, и Джин старательно отмахнулся от этой мысли. Резко хлопнув ладонями по столу, он поднялся и вышел из кабинета, решив занять себя на время работой. Ублюдков в Манчестере всегда хватало, и выходной из-за неприятной ситуации с детективом-инспектором Сэмом Тайлером они не возьмут. А решать проблемы с заместителем можно и по мере их наступления.
В пять часов Джин отпустил весь отдел в бар. Его речь о том, что им пора бы валить отсюда, была встречена радостными возгласами и безграничной благодарностью. Душный день вымотал всех без исключения, а запах краски вызывал головную боль, и спустя пять минут после заявления Ханта на этаже уже не было ни единой живой души, за исключением старшего детектива-инспектора и его заместителя. Джин облегченно вздохнул, но тут же напрягся вновь. Сэм давно притих и не подавал признаков жизни, и Хант поспешил открыть импровизированный изолятор. Тяжелая дверь отворилась с тихим скрипом. Сэм спал, прислонившись головой к задней стенке, и лишь недовольно поморщился, стоило яркому свету упасть на лицо.
- Подъем, красавица! - гаркнул Джин ему на ухо, не удержавшись, и тот подскочил, ударившись затылком. Хант рассмеялся.
- Черт подери, шеф, вот зачем так орать?! - пробормотал Сэм, потирая ушибленное место. Но спустя секунду он напряженно замер, принюхиваясь и пытаясь оценить собственное состояние. По телу разливалось тепло, обилие заманчивых запахов щекотало нос, перед глазами то и дело мелькали черные точки, а кожа зудела, слишком чувствительная к любому прикосновению. Броситься на Ханта хотелось, но это желание было вполне преодолимо, и Сэм решил, что чувствует себя удовлетворительно. По крайней мере, он мог контролировать свои действия, и это радовало.
- Пошли, Глэдис, доставлю тебя домой, - буркнул Джин, косясь на выбирающегося из сейфа Тайлера и стараясь держаться от него на расстоянии пары шагов. - Надеюсь, это был последний раз, когда ты обеспечила мне столько головной боли. И не надейся, что так просто отделаешься. Ты мне теперь должен, причем очень.
- Хорошо, - кивнул Сэм, рассматривая пол, - и спасибо тебе, Джин. Я не представляю, что бы без тебя делал.
Хант махнул рукой и направился к выходу, иногда бросая взгляды на Тайлера. Стоило им только покинуть провонявшее краской помещение, как Джин снова почувствовал запах Сэма, не такой оглушающий, как раньше, но постепенно усиливающийся. Таблетки, подавлявшие его, прекращали действовать, и Хант поторопил Тайлера. Они без проблем вышли из управления, в котором, стараниями Ханта, к этому моменту почти не осталось альф.
Кортина рванула с места, как бешеная, оглушая округу ревом мотора. Сэм устало пялился в окно, усиленно игнорируя позывы собственного организма. В груди разгорался пожар, волнами расходясь по всему телу и концентрируясь в паху. Рубашка неприятно раздражала чувствительную кожу, ее хотелось сорвать и выкинуть в окно, но Тайлер держал себя в руках, стараясь поменьше двигаться и ни в коем случае не провоцировать Ханта. Тот сидел, будто на иголках. Руки непривычно напряженно обхватывали руль, Джин старательно смотрел на заученную наизусть дорогу, будто ехал впервые, лишь изредка позволяя себе короткие взгляды в сторону Сэма.
Тайлер думал, как выбраться из сложившейся ситуации с наименьшими потерями. Сегодня только первый день, и дальше все симптомы только усилятся, напрочь лишая рассудка. Он не представлял, что может сделать в подобном состоянии, но догадывался: потом будет несладко. Сэм внимательно посмотрел на Ханта. В голову закрадывались предательские мысли попросить Джина о защите. Двусторонний контракт, где плата - тело Сэма. Идея не вызывала отторжения, и именно это пугало больше всего.
- Выпей еще одну таблетку, - Джин покосился на Тайлера, принюхиваясь. Запах усилился, отвлекая.
- Сейчас, - кивнул Сэм, обшаривая карманы. Джин нетерпеливо постукивал пальцем по рулю. Тайлер, два раза проверив всю одежду, испуганно посмотрел на шефа, - я, кажется, забыл их в офисе…
- Что? - взревел Джин, - У тебя мозги вообще есть, или о них только легенды ходят, Дороти?! Как ты мог забыть таблетки?
- Ну, - Сэм отвел глаза, уставившись в окно, - я просто себя неважно чувствовал, да и ты только меня разбудил. Вот и забыл.
- Ты идиот, Тайлер, - рыкнул Хант.
Сэм промолчал.
- Ничего, довезти меня ты успеешь, тут полминуты дороги, а дальше я сам как-нибудь.
Голова кружилась, а внутри разгорался уже знакомый пожар.
- Сам он, - пробормотал Джин, обеспокоенно косясь на Сэма, - ага, как же.
Кортина резко затормозила, остановившись в пяти сантиметрах от уже побитого мусорного бака. Сэм благодарно кивнул и вылез из машины, на заплетающихся ногах направляясь к дому. Джин прикрыл глаза, принюхиваясь к лишающему воли запаху, и сам не заметил, как пошел следом за Сэмом, словно на поводу. Он очнулся лишь когда пытался помочь Тайлеру подняться по лестнице, придерживая за талию. Сэм посмотрел на него странным решительным взглядом и продолжил пересчитывать в уме ступени, цепляясь за перила и Ханта.
- Черт подери! - выругался Джин, стискивая зубы. Сэма хотелось повалить прямо здесь, на лестнице, вцепиться зубами в светлую кожу на плече и трахнуть так, чтобы стены тряслись, а Тайлер после этого не мог встать. Отогнав усилием воли разворачивающиеся перед внутренним взором картины, Джин снова чертыхнулся и ускорил шаг.
Сэм открывал дверь. Руки тряслись, а пальцы, будто ватные, совершенно не слушались, то и дело норовя выронить ключи. Джин стоял позади, сверля взглядом спину Тайлера. Дверь со скрипом отворилась и Сэм зашел внутрь, привычно стягивая куртку и вешая ее на крючок.
- Хочешь угощу тебя виски, в знак благодарности? - спросил он, оборачиваясь на замершего в дверях Джина. Тот явно хотел зайти, вот только никак не мог решиться, боясь утратить контроль.
Сэм ободряюще, но немного нервно улыбался и смотрел на него совершенно ясными, незатуманенными глазами, и Джин нерешительно переступил порог, кивая. Он неловко стянул пальто, повесил рядом с курткой Тайлера и закрыл дверь. Сэм прошел на кухню. Заскрипела дверца шкафчика, звякнули стаканы. Сэм уже решил, что будет делать дальше, и не собирался отступать, как бы страшно ему ни было.
Стоило только наполнить стаканы, как Хант тут же появился на кухне, взял свой и осушил его одним глотком.
- Скажи мне, Дороти, - начал Хант, поводя носом, - как ты умудрилась так вляпаться?
Он по-хозяйски схватил бутылку и налил себе еще.
- Не имею ни малейшего понятия, - Сэм покачал головой, заливая пожар внутри виски. Этот день казался ему самым бредовым и нелогичным в его жизни. “Возможно, самым нормальным будет столь же неадекватный, как и этот день, поступок?” - подумал Сэм, рассматривая Джина. Тот смотрел в ответ, не позволяя себе отвести взгляд. Голова у обоих кружилась от обилия феромонов в воздухе, Сэма тянуло вперед с неистовой силой, хотелось прикоснуться к Ханту до боли в пальцах. Тот медленно поставил стакан на стол.
“Пора сваливать, Джин, - сказал себе Хант, не в силах сделать шага никуда, кроме как навстречу Сэму, - он твой зам, твой друг, черт подери! Ты не можешь повалить его тут и изнасиловать. А ну развернись и уходи.”
Джин уже почти собрался с силами, когда Сэм шагнул к нему, склоняя голову на бок и открывая шею в просящем защиты жесте. Хант судорожно выдохнул. Сэм предлагал ему себя добровольно, прикрыв полные осмысленности глаза, и лишь едва подрагивающая нижняя губа выдавала его страх и напряжение. Запах усилился, казалось, в сотню раз, окутывая и перекрывая пути к отступлению, и Джин, послав к черту все свои сомнения, резко рванул навстречу, стискивая Сэма в объятьях и впиваясь зубами в доверчиво подставленную шею, оставляя яркую метку на светлой коже. Сэм протяжно застонал, цепляясь пальцами за широкие плечи.
- Джин, кровать, пожалуйста, - пробормотал он, чувствуя, как по внутренней стороне бедра стекают вязкие капли, - не могу больше.
Хант зарычал, подхватил Тайлера, словно пушинку, и завалил на незаправленную кровать, едва дотащив до комнаты. Рубашка Сэма полетела куда-то в сторону, оторванные пуговицы со стуком покатились по полу. Джин, схватив выгибающегося Тайлера за бедра и оставляя синяки, уткнулся носом за ухо Сэма и низко застонал, вдыхая призывающий к активным действиям запах.
Через минуту на Сэме уже не было одежды, впрочем, на Джине тоже. Тайлер выгибался, вздрагивал от каждого прикосновения, тянулся навстречу, прижимаясь всем телом, и медленно сходил с ума от запаха, жара и скольжения горячих рук по коже. Джин нетерпеливо развел в стороны его ноги, провел по истекающему смазкой отверстию и с легкостью ввел внутрь сразу два пальца. Горячее нутро плотно обхватило их, Сэм слегка поморщился от непривычных ощущений и застонал от наслаждения, подаваясь навстречу.
- Хант, черт тебя дери, давай уже, - прошипел он, с трудом проговаривая слова. И Джин, похоже, сошел с ума от жаркого шепота просьбы, вынул пальцы, навалился и резко вошел с протяжным рыком. Сэм почти закричал, цепляясь за отросшие золотые волосы Ханта. Смесь наслаждения и боли накрыла с головой, Тайлер стиснул зубы, запрокинул голову, вновь открывая шею, и Джина не нужно было долго ждать: он тут же впился в нее зубами, покусывая, слизывает широким, шершавым, словно у большой кошки, языком соленые капли пота. Хант двигался размашисто и резко, вбивая Сэма в кровать, входя на всю длину, но не сбиваясь с ритма, и Тайлер подался навстречу, обхватив ногами его поясницу.
Сэму казалось, что мир сошел с ума. Он думал, что все нереально, ведь не может быть, чтобы ему было так хорошо с мужчиной, с Хантом, так восхитительно неодиноко. “Это все бредовый сон, - говорил себе Сэм, жмурясь и кусая губы, - так не бывает.” Но Джин был здесь, как и Тайлер, двигался резко и несдержанно, покрывая укусами и поцелуями каждый миллиметр кожи, и руки его были буквально повсюду, горячие и тяжелые. Сэм не знал, куда деться от охватившего пожара, и протяжно стонал, царапал плечи Джина, кончая.
Хант продолжал двигаться, низко рыча, и смотрел на Сэма затуманенным взглядом, не смея отвести глаз. Тайлеру было настолько хорошо, что почти больно, он потерялся в быстром ритме, жарких прикосновениях, вновь нарастающем возбуждении, и не мог думать ни о чем в мире, кроме нависающего над ним Джина.
- Мой! - прорычал Хант Сэму на ухо, продолжая нещадно вдалбливаться в его тело, и провел языком широкую полосу на шее, - Мой инспектор. Моя омега. Ты мой, Сэм, слышишь?
Тайлер в ответ сдавленно застонал и кивнул, подаваясь навстречу и с силой вцепляясь в отросшие волосы Джина. Хант с силой толкнулся еще несколько раз и кончил с низким гортанным стоном, изливаясь глубоко внутрь. Навалился на Тайлера, придавливая его к постели всем своим немалым весом, не давая шевельнуться, ткнулся носом за ухом, втягивая запах, и тихо зарычал. Сэм скулил, постанывал и извивался, царапая плечи Джина и вновь пачкая спермой его живот.
Спустя полчаса и несколько оргазмов, Сэм все-таки начал приходить в себя. Он с трудом восстанавливал дыхание, перебирал дрожащими пальцами волосы Ханта, автоматически, не задумываясь над этим действием. Джин поцеловал его покрасневшую шею, приподнялся, лишая Тайлера такой приятной тяжести и тепла, и посмотрел на него. Взгляд Ханта прояснился: глаза не застилал туман почти животной страсти, но Сэм не мог расшифровать, что таилось в глубине зрачков теперь.
Тайлер сглотнул, смотря в ответ со смесью страха и вопроса, боясь того, что теперь Джин уйдет, оставив его одного. Оставаться одному не хотелось совершенно. Сэм приоткрыл рот, собираясь сказать что-нибудь, сам не зная что именно, но Джин нахмурился, едва заметно покачал головой, не желая ничего слышать, и нагнулся ниже, касаясь губами губ Тайлера и медленно скользя языком внутрь. Хант целовал его, и то, с какой нежностью он это делал, поражало много больше всех предыдущих событий этого сумасшедшего на грани бреда дня, больше неправильности этого нового, пока еще совершенно чужого мира, в котором оказался Тайлер. И Сэм поначалу замер, боясь вспугнуть это странное настроение Джина, но вскоре ответил, сплетаясь с его языком своим, подаваясь навстречу и мягко обхватывая руками шею Ханта. Но долго это длиться не могло, и вскоре Джин уже целовал его собственнически и настойчиво, не позволяя отстраниться, вжимая в кровать, и возбуждение снова начало накрывать жарко отвечающего Тайлера, пожаром разгораясь внутри.
Сэм почувствовал, как член Ханта снова твердеет, и медленно двинул бедрами навстречу, тихо простонав. Джин рыкнул и снова начал двигаться, только не так бешено, будто сорвавшись с цепи, как раньше, а более размеренно, сильными плавными толчками. Он разорвал поцелуй, отстранился немного, прижимая руки Сэма к кровати и рассматривая его лицо, провел пальцами по груди и животу, но остановился где-то на уровне пупка. Тайлер посмотрел на него в ответ жалобным и просящим взглядом.
- Джин, пожалуйста, - выдохнул он, прикрыв глаза, - ты мне нужен.
Хант ухмыльнулся довольно, обхватил рукой его член и медленно провел снизу вверх, обвел большим пальцем головку, наклонился, снова касаясь губами шеи. Сэм застонал и подался навстречу, выгнул спину, что едва не хрустнули позвонки, и прикусил губу. Он чувствовал, будто стоит на краю пропасти, балансирует, как канатоходец, на тонкой нити, и ему нестерпимо хотелось шагнуть вперед, в бездну, навстречу горячим рукам, хриплому неразборчивому шепоту Джина. И он шагнул. Ощущение полета накрыло с головой, охватывая все тело эйфорией, и Сэм застонал, зажмурившись.
***
Сэм просыпается рывком садится на кровати и тяжело дышит, смотря мутными глазами на собственное одеяло. У него стоит почти до боли, мир качается, и Тайлеру требуется не меньше десяти минут, чтобы прийти в себя. Когда сознание проясняется, Сэм понимает, что все было сном. Бредовым, слишком горячим, но обыкновенным сном. Тайлер качает головой и отправляется в душ, где проводит почти час.
Сэм старается не вспоминать подробности собственной грезы, и участие в ней Ханта списывает на усталость и больную голову. Но с этих пор он смотрит на Джина немного иначе. Сэма начинает неумолимо тянуть к собственному шефу.
Через месяц это не проходит, да и через два - тоже. Тайлер стискивает зубы, и все его силы уходят на самоконтроль, когда Джин находится слишком близко, прижимается в очередной драке или шепчет на ухо оскорбления и угрозы.
После того, как Сэм просыпается в своем мире, он очень жалеет, что так и не сказал Ханту о внезапно появившемся влечении. Тот, скорее всего, ответил бы парочкой особо сильных ударов и крепких ругательств, вышвырнул Сэма из своего отдела, как нашкодившего кота. Но хотя бы совесть Тайлера, упрекающая в разрушении светлого образа дружеских отношений с начальником, возможно, немного бы утихла.
Стоя на крыше, Сэм думает обо всех тех моментах, когда он упустил шанс открыться Ханту. Когда Сэм летит с крыши, видя стремительно приближающуюся землю, он думает о том, сколько таких моментов ему еще представится, если он, конечно, вернется домой, в семьдесят третий год.
Через месяц после возвращения Тайлер набирается смелости и быстро касается губ Ханта во время одной из воспитательных бесед. Скула и ребра у него тогда ноют от ударов, но он смотрит решительно, с вызовом в горящих карих глазах. Джин шокировано смотрит на него, отпускает ворот полосатой рубашки и стремительно уходит, не сказав ни слова. Сэм не может найти себе места все последующие два дня, потому что Хант не появляется на работе, взяв отгул. Тайлер даже начинает писать заявление о переводе.
Джин возвращается, и они не говорят друг другу ни слова. Хант молча рвет заявление Сэма, не отвечая на удивленный взгляд. Но когда тем же вечером немного пьяный Джин прижимает его к холодной кирпичной стене в переулке за баром и отчаянно целует, Сэм понимает, что вернулся не зря.

@темы: Тексты/Фики/Ориджиналы, Творчество, WTF, LoM